Из разговора с Генрихом Падва.. | Институт повышения квалификации адвокатов Ульяновской области
г. Ульяновск, 2-й переулок Мира, д.28 а


Из разговора с Генрихом Падва..

13754418_649171438573942_6962576691142984459_n«Чтобы быть хорошим адвокатом, нужно понимать жизнь»
Принято думать, что адвокатскую славу создают громкие дела и знаменитые клиенты.
А с другой стороны, как получить громкое дело и знаменитого клиента, не будучи прославленным адвокатом?
Поди разберись, что тут сначала, а что потом…
Первые лет двадцать в моей адвокатской практике я так и делал — писал свои речи от и до.
Все в них обдумывал, тщательно выверял. Вплоть до знаков препинания: долго взвешивал, что поставить в конце — точку, многоточие, восклицательный или вопросительный знак.
Я мог, например, закончить так: «После всего, что вы здесь услышали, уважаемые товарищи судьи, какой же еще можно вынести приговор, кроме оправдательного?»
— Адвокат должен обладать литературным талантом?
— Тут надо говорить конкретно. Есть адвокат по уголовным делам, есть — по гражданским, а есть, например, корпоративный юрист. И в зависимости от профиля нужно обладать тем или иным талантом и соответствующим темпераментом. Например, чтобы быть хорошим корпоративным юристом, не нужно иметь артистический темперамент. А чтобы быть судебным адвокатом по гражданским и уголовным делам, необходимо, конечно, владеть ораторским искусством, которое особенно требуется в суде присяжных. В свою очередь, чтобы успешно ораторствовать, нужно быть высокообразованным человеком, знать музыку, литературу, живопись. Надо бывать в портовых кабаках, толкаться среди привокзальной публики, наблюдать быт обитателей социального дна, знать разновидности уличного и квартирного хулиганства. Может быть, иногда и драться нужно. Одним словом, нужно понимать жизнь, чувствовать её»
— Вы просчитываете шансы на успех, прежде чем соглашаетесь кого-то защищать? Бывает ли так, что если шансов мало, вы отказываетесь проводить дело?
— Ничего просчитать невозможно. Иногда я был абсолютно уверен, что выиграю дело — и с треском проигрывал. А бывало и наоборот: дело безнадежное, но клиент умоляет: «Возьмите!» Ладно, берешь скрепя сердце — и вдруг блистательный результат. В нашей судебной системе что-то просчитывать — неблагодарное занятие. Потому что не по закону подчас все решается, а под влиянием каких-то привходящих обстоятельств, о которых я могу не знать. Мне иногда говорят: можешь не браться за дело, но дай нам хотя бы юридически правильную позицию — мол, тут нет такого состава преступления, а есть такой-то. Когда я чувствую, что в деле что-то нечисто, я стараюсь в нем не участвовать.
https://rg.ru/2011/11/18/padva.html

comments powered by HyperComments